Крым     

35 батарея — история подвига и предательства

35 батарея на мысе Херсонес сыграла значительную роль во Второй обороне города-героя Севастополя. Здесь героически сражались последние защитники Севастополя в июне — июле 1942 года. Здесь же развернулись самые трагичные события для Приморской армии, окруженной врагом и брошенной командирами без боеприпасов, еды и воды.

35 батарея

Сейчас на этом месте расположен музейный историко-мемориальный комплекс героическим защитникам Севастополя «35-я береговая батарея». Здесь можно увидеть сохранившиеся казематы 35-й батареи, построенные в наше время Пантеон Памяти, Некрополь павших, часовню, памятник личному составу 2-й бронебашни.

35 батарея

Музейный комплекс "35-я батарея"

История 35-й батареи (ББ №35) началась задолго до начала Великой Отечественной войны, решение о ее строительстве было принято Генеральным штабом России в 1910 году. Для обороны Севастополя было решено разместить две батареи сверхкрупного калибра: на южном фланге — в районе мыса Херсонес (батарея №35) и на северном фланге — на Северной стороне города (батарея №30). В каждой батарее планировалось использовать две двухорудийные башни. Решение о строительстве батарей было утверждено Николаем II.

Строительство началось в 1913 году и было завершено уже при советской власти. В 1929 году 35-я батарея вошла в состав сил Береговой обороны Черноморского флота, в этом же году ее посетил Иосиф Сталин. Батарея имела на вооружении две двухорудийные башни с калибром орудий 305-мм. Здесь разместился небольшой подземный город с собственной электростанцией, телефонной станцией, котельными, ремонтными мастерскими, жилыми помещениями для личного состава и офицеров, кладовыми, лазаретом.

35 ББ

В обороне Севастополя батареи №35 и №30 занимали ключевую роль, став основой артиллерийского огня. Благодаря дальности стрельбы батареи могли держать под огнем огромную территорию вокруг Севастополя. В полевой артиллерии Приморской армии было тяжелое положение с боеприпасами, поэтому артиллерийскую поддержку сухопутных войск в основном осуществляла береговая артиллерия.

Немцы называли 30-ю батарею фортом Максим Горький I, а 35-ю батарею фортом Максим Горький II.

Оборона Севастополя

35-я береговая батарея

В мае 1942 г. войска Крымского фронта, в задачи которого входила помощь войскам Севастопольского оборонительного района (СОР), покинули Керченский полуостров, отступив через Керченский пролив на Таманский полуостров. В результате чего Севастополь остался в глубоком тылу и блокаде врага.

Войска, которые прикрывали эвакуацию Крымского фронта, не успели покинуть Крым. Окруженные гитлеровскими войсками, они укрылись в Аджимушкайских каменоломнях, где 170 дней держали оборону и не сдавались врагу, надеясь на помощь с Большой земли. Это еще одна история подвига — подвига подземного гарнизона, о котором нельзя не упомянуть.

После потери Крымского фронта советское руководство могло осуществить быструю эвакуацию Севастопольского гарнизона на кораблях Черноморского флота. При этом был риск потери флота, кроме этого, 11-я немецкая армия под командованием генерала Манштейна была бы переброшена из Крыма на другой важный участок фронта.

Поэтому советское командование решает Севастополю держаться до последнего, ценой гибели оттягивать на себя силы врага. Командующий Северо-Кавказским фронтом С.М. Буденный, которому подчиняется СОР и Черноморский флот, приказывает предупредить личный состав СОРа, что переправы на Кавказский берег не будет.

7 июня 1942 г. немецкие войска начали третий, самый масштабный штурм Севастополя, ему предшествовали 6-дневные непрекращающиеся артиллерийско-бомбовые удары. Вопреки ожиданиям немцев, Севастополь не пал в течение суток после штурма. Заканчивались запасы снарядов у защитников города, постепенно им приходилось отступать на новые рубежи. Оставшиеся в тылу врага узлы сопротивления дрались до последнего человека.

Тайное бегство командиров

Башня 35 батареи

Ночью 29 июня на батарею №35 прибыл Военный совет флота, во главе с вице-адмиралом Ф.С. Октябрьским. Позднее к ним присоединились командование и штабы Приморской армии и Береговой обороны Черноморского флота. Утром 30 июня Октябрьский отправил телеграмму наркому ВМФ Кузнецову и командующему СевероКавказским фронтом Буденному:

«Оставшиеся войска устали, дрогнули, хотя большинство продолжают героически драться. Надо считать, что в таком положении мы продержимся максимум 2–3 дня. Исходя из данной конкретной обстановки прошу Вас разрешить мне в ночь с 30-го июня на 1 июля вывезти самолетами 200–250 ответственных работников, командиров на Кавказ, а также, если удастся, самому покинуть Севастополь, оставив здесь своим заместителем генерал-майора Петрова».

В 16.00 30.06.1942 г. был получен ответ из Ставки, подписанный Н.Г. Кузнецовым: «Эвакуация ответственных работников и Ваш выезд разрешены». Это был не приказ, а разрешение эвакуироваться, у Октябрьского и других командиров остается право выбора: остаться или уехать.

Вечером 30 июня в каземате батареи №35 состоялось последнее заседание Военных советов флота и Приморской армии. Было принято решение эвакуировать командный состав, а батарею подорвать после израсходования боезапаса, чтобы не досталась врагу.

Но в отличие от заявленного в Ставку решения, оставить руководить обороной Севастополя командующего Приморской армией генерал-майора Петрова, вместо него оставили командира 109-й стрелковой дивизии генерал-майора Новикова.

Никакого обращения к армии командование не сделало, а Новиков не был представлен в качестве нового командующего. Зато были отозваны командиры из всех частей, все они прибыли к 35-й батареи, для ожидания эвакуации. Армия оказалась полностью обезглавленной, началось хаотичное движение солдат и и мирного населения на мыс Херсонес, для ожидания эскадры, которая вывезет всех из захваченного врагом города. В этом были уверены все.

В ночь на 1 июля командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский и командующий Приморской армией генерал Петров покинули Севастополь. Октябрьский, одетый в гражданский
плащ, чтобы не быть узнанным, пришел на Херсонеский аэродром, чтобы улететь на самолете «Дуглас». Находившиеся на аэродроме раненные узнали его, началось волнение, стрельба в воздух.

Казематы 35 батареи

Военком третьей Особой авиационной группы Борис Евгеньевич Михайлов сумел успокоить присутствующих, объяснив, что командующий улетает, чтобы организовать с Кавказа эвакуацию защитников Севастополя. Михайлов, который тоже должен был лететь, демонстративно отошел от самолета и сказал, что остается принимать самолеты. 2 июля Михайлов погиб, навсегда оставшись в Севастополе.

Военный совет Приморской армии в составе Петрова, командиров штаба армии и других лиц командного состава покинули город на подводной лодке Щ-209., с ними был и сын Петрова — офицер. Их отъезд тоже не прошел гладко, вот как об этом рассказывает начальник отдела укомплектования Приморской армии подполковник Семечкин:

«Мы шли на посадку на подводную лодку. Я шел впереди Петрова. В это время кто-то из толпы стал ругательски кричать: Вы такие-разэдакие, нас бросаете, а сами бежите. И тут кто-то дал очередь из автомата по командующему генералу Петрову. Но так как я находился впереди него, то вся очередь попала в меня. Я упал».

Подводная лодка благополучно добралась до Новороссийска, эвакуировав 63 человека высшего командования.

Генерал-майор Новиков назначенный возглавить оборону Севастополя, отправляет телеграммы в Ставку о бедственном положении и что около 2000 человек старших офицеров и партийных работников готовы к транспортировке. Были составлены списки, офицеры отозваны из частей. В ожидании эвакуации руководители укрылись в подземных помещениях 35-й батареи.

Вечером пришел ответ из штаба ЧФ: «По приказанию командующего ЧФ «Дугласы» и морская авиация присланы не будут. Людей сажать на БТЩ, СКА и ПЛ. Больше средств не будет, эвакуацию на этом заканчивать».

После выпуска до 50 учебных снарядов (боевых не осталось), в ночь с 1 на 2 июля батарея №35 была взорвана. Этой же ночью с 1 на 2 июля к причалу у батареи подошло несколько катеров. Провести посадку тайно было невозможно, так как рядом с причалом скопилось большое количество людей, среди них находились раненые, которые по всем правилам должны были быть эвакуированы в первую очередь.

35 батарея севастополь

Произошла давка, причал не выдержал тяжести хлынувшей на него толпы и рухнул в воду, очередность была нарушена. Катера ушли, взяв на борт немногим более 1000 человек.

Среди попавших на спасительный сторожевой катер был и раненный генерал-майор Новиков — последний командующий СОРом, правда его командование продлилось один день. Судьба его сложилась трагично: катер с Новиковым не добрался до Новороссийска, был обстрелян, генерал и его спутники попали в немецкий плен. Манштейн предложил Новикову сотрудничество, но получил отказ. В 1944 году он был убит в концлагере Флоссенбург.

3 июля в бухту пришли 5 сторожевых катеров, чтобы вывезти только оперативный состав Особого отдела НКВД Черноморского флота, Приморской армии и Крыма. Тысячи людей бросились в воду и поплыли к катерам, умоляя о спасении. Несмотря на приказ брать только особистов, на борт были взяты 402 человека.

Музей 35 ББ Севастополь

с 1 по 4 июля Севастополь покинули больше тысячи человек, преимущественно командно-политического состава (по другим данным — 2 тысячи).

В фильме «Битва за Севастополь» (2015) показан момент, когда на подводную лодку садится снайпер Людмила Павличенко, по пропуску, который отдал ей влюбленный в нее военный врач, сам он навсегда остался в Севастополе. На самом деле Павличенко успела покинуть Севастополь раньше, из-за ранения она была эвакуирована в июне.

Но такой факт действительно был в истории Севастополя. Выдающийся военный врач 1 ранга Валентин Кофман отдал свой пропуск на эвакуацию самолетом военфельдшеру Кононовой с новорожденным сыном Севаславом (Слава Севастополя). Профессор Кофман, которого называли вторым Пироговым за успешное выполнение сложнейших операций, не захотел оставлять раненных. Попал в плен 3 июля и предположительно был расстрелян в этот же день, евреев убивали одними из первых.

Официальная эвакуация армии

Сводка Совинформбюро 03 июля 1942 года:

«По приказу Верховного Командования Красной Армии 3 июля советские войска оставили город Севастополь…Бойцы, командиры и раненые из Севастополя эвакуированы.

Слава о главных организаторах героической обороны Севастополя— вице-адмирале Октябрьском, генерал-майоре Петрове, дивизионном комиссаре Кулакове, генерал-майоре Новикове… — войдет в историю Отечественной войны против немецко-фашистских мерзавцев, как одна из самых блестящих страниц».

Сообщение Совинформбюро было опубликовано в газете «Правда» 4 июля 1942 го. О том, что более 80 тыс. человек было взято в плен никогда не упоминалось в советских документах. И в наше время можно встретить в различных публикациях СМИ о последних днях героической обороны Севастополя, что эвакуация защитников была и было получено на нее разрешение Ставки. Но не уточняется, что это была эвакуация только высших командных чинов, а подлинная судьба защитников Севастополя замалчивается.

После войны адмирал Ф. С. Октябрьский продолжал командовать Черноморским флотом. «За умелое руководство флотом и проявленное мужество, отвагу и героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками» 20 февраля 1958 года адмиралу Октябрьскому (Иванову) Филиппу Сергеевичу было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1967 году Октябрьскому присвоено звание «Почетный гражданин города Севастополь». Скончался и похоронен в Севастополе в 1969 году.

Генерал-майор Иван Ефимович Петров — командир Приморской армии тоже получил звание Героя Советского Союза. Скончался и похоронен в Москве в 1958 году.

Трагедия на мысе Херсонес

Мыс Херсонес

Огромная армия, около 80 000 человек, среди них большое количество раненных, была загнана на мыс Херсонес и лишена командного состава, боеприпасов, медикаментов, еды и питьевой воды. Оставалась надежда на корабли, которые придут с большой земли и займутся эвакуацией людей. Оставшиеся военные части и мирное население с детьми стекались в район 35-й батареи, веря в эвакуацию. Уже 1 июля все раненные, более 34 тыс. человек были сосредоточены на мысе Херсонес. Все ждали эскадру, но корабли решили сберечь, защитники Севастополя были обречены…

Из дневника полковника Дмитрия Пискунова — одного из руководителей последних очагов сопротивления в районе 35-й батареи, попавшего в немецкий плен 12 июля 1942 г., в районе Голубой бухты:

«Весть об эвакуации командования Севастопольского оборонительного района и Приморской армии…потрясла меня. Я ощутил физическую боль в затылке. Мне показалось, что меня кто-то ударил обухом по затылку. Камышовую бухту мы нашли пустой. Ни эсминца, ни людей. Лишь на северном берегу ее лежало тридцать трупов в военной форме. Позже выяснилось, что это покончили с собой раненые командиры, не сумевшие попасть на транспорт, ушедший на их глазах».

Период паники, отчаяния и надежды под немецкими обстрелами и палящим солнцем длился более 10 дней. Люди укрывались под скалами. На малых судах удалось уйти 750 бойцам. Кто-то пытался уплыть на шлюпках, самодельных плотах, автомобильных камерах, кто-то пробраться в горы к партизанам, кто-то продолжал героическую оборону, кто-то стрелялся, чтобы не попасть в плен.

Официальная дата окончания Второй обороны Севастополя считается 4 июля 1942 года, но сопротивление продолжалось еще целую неделю. Только 12 июля немцы вплотную подошли к Голубой бухте, часть выживших красноармейцев была захвачена ими в плен, часть расстреляна. Те, кто смогли выжить в мучительном плену и вернулись на Родину стали людьми второго сорта и были поражены в правах. Их не брали на нормальную работу, не давали учиться, относились как к предателям, некоторые из них, не прошедшие фильтрацию СМЕРШа отправились в лагеря, осужденные на длительные сроки заключения.

Мемориал 35 батареи

Приморская армия после фантастических 250 дней обороны Севастополя, попала в безнадежную ситуацию. Но ее защитники не заслуживали того, чтобы их командиры трусливо сбежали ни сказав ни слова на прощанье. Ситуацию в Севастополе часто сравнивают со Сталинградом, где 6-я армии во главе с генералом
Фридрихом Паулюсом оказалась в таком же положении. Но штаб Паулюса не сбежал, а до последнего осуществлял командование армией, в том числе эвакуацию раненных и обмороженных.

Через два года, в мае 1944 года в районе 35-й батареи история в точности повторилась, но уже с отступавшими немецкими войсками. Зажатые на Херсонеском мысу десятки тысяч немцев ждали эвакуации, но так же, как красноармейцы, они зря надеялись на спасение. Картина Юрия Волкова «Расплата» хорошо передает отчаяние и безысходность немецких солдат. 12 мая 1944 года в районе батареи №35 капитулировали последние немецкие солдаты.

После войны

Музей 35 батарея

После войны 35 батарею не стали восстанавливать. Военные использовали уцелевшие казематы в качестве погребов боезапаса, а также командного пункта и помещений личного состава береговой батареи №723, размещенной рядом с 35 батареей. В 1963 году батарея была оставлена военными и заброшена на долгие годы.

В 1988 году в правом командном пункте и его потерне 35ББ разместилась сейсмологическая лаборатория Симферопольского государственного университета им. М.В. Фрунзе. В 1990-е годы батарея была разграблена искателями металлолома и черными копателями. Вокруг 35-й батареи началось активное строительство коттеджей и частных гостиниц.

Музейный комплекс 35 батарея

Вопрос о защите исторического памятника неоднократно поднимался инициативными группами севастопольцев. 26 апреля 2006 года Севастопольский городской совет принял решение «О создании музейного историко-мемориального комплекса Героическим защитникам Севастополя на территории 35-й береговой батареи».

Музей «35 батарея»

35 батарея казематы

Сайт: 35batery.ru Часы работы: Территория открыта с 8.00 до 20.00, экскурсии с 10.00 до 18.00, выдача билетов с 9.45. Дети до 7 лет на экскурсию не допускаются, детям до 12 лет не рекомендуется. Посещение музея и экскурсионное обслуживание по бесплатным билетам.

В 2007 году началось создание музейного комплекса героическим защитникам Севастополя «35–я береговая батарея». Мемориальный комплекс создавался на негосударственные средства. В расчистке территории, научно-исследовательской работе, проектировании и строительстве музея приняли участие общественные и благотворительные организации, несколько тысяч людей — специалисты разных профессий и добровольцы. Велись работы по обнаружению и разминированию взрывоопасных предметов, оставшихся со времен войны

Общая площадь мемориала около 8 гектаров, а подземные сооружения батареи занимают около 5 тысяч квадратных метров. Первый экскурсионный маршрут на территории был открыт 3 июля 2008 года. Полностью работы были завершены в 2012 году.

Музей 35 батарея

Основные экспозиции музея находятся в подземных казематах. Всего маршрутов разработано 3, но на экскурсиях сочетают по два маршрута. Основной и самый длинный маршрут — Первый, он включает в себя центральную силовую станцию, колодец одной из башен, кубрик, кают-компанию, камбуз и медицинский блок. Всех посетителей проводят по этому маршруту, он является самым долгим во времени. Здесь можно увидеть много военных фотографий, экскурсовод рассказывает историю батарею, его командирах и бойцах.

Второй маршрут проходит по потерне к первой башне, потом подземное помещение фильтровентиляционной установки, выход на смотровую площадку у моря и центральная силовая станция.

Третий маршрут предусматривает тоже подземное путешествие — на левое крыло батареи, спуск по винтовой лестнице на глубину около 25 метров и двухсотметровому отрезку пути по подземной потерне, а затем смотровая площадка у моря, подъем на поверхность и левый командно-дальномерный пост. Последний маршрут не рекомендуется тем, кто не обладает хорошей физической выносливостью.

Пантеон памяти
Пантеон памяти

А заканчивается любая экскурсия по батарее в Пантеоне памяти — сооружении в виде расколотой взрывом башни. Здесь, на стенах полукруглых галерей, размещены фамилии последних защитников Севастополя в июле 1942 г., а на внутреннем куполе их фотографии. Здесь происходит встреча поколений: современные люди могут заглянуть в глаза своим дедам и прадедам, увидеть их лица.

Пантеон памяти Севастополь
В Пантеоне памяти

Директором «35-й береговой батареи» является Валерий Иванович Володин — сын защитника Севастополя, в последние дни обороны города, находившегося в районе 35-й батареи и попавший в немецкий плен. Ему посчастливилось вернуться домой из плена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики
RoomGuru RU